п.Молодёжный Наро-Фоминский район Московская область
Подписаться
16.03.2018
Прорыв севернее Наро-Фоминска

От редакции: описанный ниже материал составлен В.М.Сафиром, сыном полковника М.П.Сафира по рассказам своего отца. В оригинале автор проводит множество сравнений с известным рассказом А.И.Сурченко о ликвидации прорыва и в большинстве случаев приходит к выводу, что последний приводит неточное описание событий. Мы опустили эти сравнения, чтобы не делать предпочтения кому нибудь одному из авторов (да простит нас В.М.Сафир — думаем, что целью своего повествования он имел не уличение Сурченко в некомпетентности, а донесение до читателя событий, какими они были на самом деле). Вы можете сами прочитать рассказ Сурченко и решить для себя, где правда, а где нет.

_____________________________________________________

В начале декабря 1941 г. командованию 33-й армии предстояло выдержать серьезный экзамен. При недостатке сил и средств армия занимала оборону в условиях непосредственного соприкосновения с противником в полосе 32 км по реке Нара. Севернее оборонялась 5-я армия генерал-лейтенанта артиллерии Л. А. Говорова (50 км) и южнее — 43-я армия генерал-майора К. Д. Голубева (32 км). Перед 20-м армейским корпусом противника командованием 4-й полевой армии была поставлена задача — ударами из районов Звенигорода и Наро-Фоминска в направлении Кубинка и Голицыне расчленить и уничтожить войска 5-й и 33-й армий, и в дальнейшем, действуя вдоль Минского и Киевского шоссе, прорваться к Москве.
Утром 1 декабря после мощной артиллерийской и авиационной подготовки немцы начали наступление. В районе Звенигорода их 78-я и 252-я пехотные дивизии в полосе нашей 5-й армии продвинулись в двух местах только на 1,5-4 км и вынуждены были перейти к обороне. Северо-западнее Наро-Фоминска 292-я и 258-я пехотные дивизии немцев, используя более чем пятикратное превосходство в силах, прорвали оборону 222-й стрелковой дивизии 33-й армии в районе Таширово, дер. Новая и, введя в прорыв до 70 танков с мотопехотой, к 14.00 вышли на шоссе Наро-Фоминск — Кубинка. Части 292-й пехотной дивизии после взятия Акулово были остановлены в 6 км от Минской автострады. К исходу дня 478-й пехотный полк 258-й пехотной дивизии с танковым батальоном (30 танков), повернув от дер. Головеньки на восток по проселочной дороге, достиг центральной высоты Алабинского полигона — 210,8 («Прожекторная»), где и закрепился. Попытки утром 2-го декабря прорваться на Киевское шоссе через Рассудовский противотанковый район 33-й армии успеха не имели. В тот же день в район высоты подошла 5-я танковая бригада подполковника М.Г.Сахно, который получил следующее приказание командарма:

«Командиру 5 ТБР Командиру 140 и 136 ТБ
Копия: Командиру танковой группы
полковнику тов. Сафиру


2. Бригаду немедленно сосредоточить в Рассудово и войти в подчинение командира танковой группы полковника Сафира.
3. Командиру 5 ТБР с 7.30 (3.12.1941 г.) нанести удар по высоте 210,8 с задачей уничтожить противника в этом районе, в дальнейшем совместно с частями, наступающими с востока, продолжить выполнение поставленной задачи по разгрому прорвавшегося противника.

Командующий 33 А       генерал-лейтенант М. Ефремов
Заместитель начальника штаба 33 А    полковник С. Киносян 2.12.41»

(Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации  Ф. 388. Оп. 8712. Д. 15. П. 76)

  Бой танков под Юшково 2-3 декабря 1941 г.

К 12 часам 30 минутам 2 декабря 1941 г. головные части противника прошли Юшково и занимали Петровское и Бурцево. Пытавшиеся задержать противника части 76-го [стрелкового] полка НКВД были потеснены к железной дороге у Петровское. К этому времени первым подошел к Алабино 136-й отдельный танковый батальон в составе 22-х танков, остальные были оставлены вследствие технических неисправностей в различных местах по дороге от Москвы до Алабино. 10 танков из состава этого батальона было выделено для действия на левом фланге армии со 113 и 110-й СД. Оставшиеся танки были направлены в Петровское. В 13 часов танковый батальон, выйдя на юго-восточную окраину Петровское, был встречен артиллерийским, минометным и танковым огнем из Петровское и, имея два танка подбитыми, отошел во двор южной церкви Петровское. В первой попытке овладеть Петровское участвовали только средние и легкие танки, малые танки находились еще в Алабино. В 14 часов командиру батальона была поставлена задача немедленно атаковать противника в Петровское, его уничтожить и выйти на северо-западную окраину Петровское. От батальона требовались действия решительные и быстрые, так как самолеты-разведчики противника в течение 20 минут, непрерывно кружась на высоте 100-150 м над расположением танков, совершенно ясно должны были наблюдать их расположение — следовало ожидать налета вражеских бомбардировщиков. В 14 часов 10 минут батальон вновь перешел в атаку на Петровское, а через 5 минут 12 бомбардировщиков начали бомбить бомбами крупного калибра то место, где были ранее расположены танки. Батальон сразу подбил 2 [немецких] танка, 2 [-] поджег и занял юго-восточную окраину Петровское. Далее, вследствие сильного противотанкового огня из Юшково и юго-западнее Петровское, батальон продвинуться вперед не мог. Противник автоматчиками обтекал правый фланг 136-го отдельного танкового батальона и пытался проникнуть к южному разветвлению железной дороги. Для противодействия противнику были высланы на северную опушку леса (200 м юго-восточнее Петровское) 4 малых танка, которые продвижение противника в этом направлении приостановили. Батальон вынужден был провести вечер и ночь в обороне в Петровское при очень незначительном содействии пехоты. Последней всего было к тому времени только около 65 человек. Командиру 136 ОТБ было указано в течение ночи танки расположить так, чтобы они пулеметным огнем взаимно прикрывали друг друга и, кроме того, не оставались бы долго на одном месте, а постоянно меняли позиции. Командир батальона выполнил это».

К утру 3.12.1941 г. после переговоров со Штабом 5 А стало известно, что 20 ТБР 5-й армии в наступательных действиях участия принимать не будет, но гарантированно заблокирует дорогу Юшково — Голицыно, исключив возможность прорыва противника на Минское шоссе. 3 декабря утром командарм М.Г.Ефремов, приняв к сведению информацию о возможных действиях 20-й ТБР 5-й армии и поступившее подтвер­ждение о прибытии к 12.00 140-го ОТБ, объявляет боевой приказ на бой. Если опустить некоторые неточности приказа, то в сжатом виде схема боя выглядит так: Главный удар наносит танковая группа по Юшково и Петровское (своим левым флангом — по выс. 210,8), 18-я СБР, обеспечивая прикрытие правого (северного) фланга танковой группы, наступает на юго-западную окраину Алабинского лагеря (на выс. 203,8).

Получив приказ, руководитель боя М. П. Сафир, учитывая достаточно точную информацию об огневых возможностях противника (по итогам боя 136 ОТБ 2 декабря) и, не дожидаясь явно задерживающейся пехоты, тем более, что по его оценке с учетом реального соотношения сил она ему практически была не нужна, принял решение: 1. Используя слишком малый остаток светлого времени (заход солнца — 15.59, позже в условиях быстро наступающей темноты танкисты прицельный огонь вести не могут) в 13.00 стремительной танковой атакой с десантом пехоты (136-й ОТБ — на Юшково, 140-й ОТБ — на Петровское, выс. 203,8) разбить Юшковскую группировку и не дать ей уйти на Запад в сторону выс. 210,8. 2. За счет подошедшего к 12 часам 140 -го ОТБ (200 м восточнее Алабино) частично усилить 136-й ОТБ, так как ему противостояла наиболее мощная противотанковая группировка из 12 танков (ранее «уничтоженных») на опушке леса юго-западнее Юшково. Однако атака в 13.00, к сожалению, не состоялась. Командующий 33-й армией генерал-лейтенант М.Г.Ефремов прислал записку: «Михаил Павлович! Подожди до подхода пехоты». Как вспоминал М. П. Сафир, записка была написана очень своеобразным наклонным «ефремовским» почерком и напоминала «клинопись». После боя М. Г. Ефремов говорил, что ему хотелось, чтобы получилось наверняка — подходило так много пехоты (по штатному составу только в 18 СБР было 4500 человек) однако, как оказалось, в реальной жизни «танковых нюансов» Михаил Григорьевич не уловил. Время атаки передвигалось на 2 часа позже (и все равно 18 СБР и лыжные батальоны оказались не готовыми!), так необходимая часть светлого времени была потеряна, атака заканчивалась уже после захода солнца (136-й ОТБ в 16.20, 140-й ОТБ — 17.30). Поэтому полного окружения не получилось. Но и без окружения 478-й пехотный полк противника, понеся тяжелые потери, был разгромлен. М. П. Сафир, очень уважительно относившийся к Михаилу Григорьевичу, все же сказал: «Он мне все испортил».

Дальше события развивались следующим образом. Бросая технику, немцы в течение ночи поспешно отходили в исходное положение. Преследование началось рано утром. Основные силы (танковая группа) наступали на выс. 210,8 и далее на Головеньки. 18-я СВР на этом маршруте уже не находилась и двигалась по лесной дороге в 2-3 км севернее выc. 210,8 в направлении на Акулово.

Танковая группа в составе 5 ТБР, 136 ТБ, 140 ТБ, 2-х рот 23 лыжн. батальона к 13.45 заняла Головеньки (имел место неприятный случай: группа подверглась бомбардировке нашей авиации три раза — один раз на высоте 210,8 и два раза в районе Головеньки; это существенно замедлило контрнаступление).
Подведем итоги этих крайне напряженных боев на ближних подступах к Москве. Из доклада оперативного отдела штаба Западного фронта.

«… Для противодействия прорвавшимся частям противника была сформирована танковая группа… В результате боя танковой группы противник из Петровского и Юшково был выбит… В боях за 3-4 декабря в районе Юшково был разгромлен 478-й  пехотный полк 258 ПД и танковый батальон… Удар наших частей 3 декабря в районе Юшково был настолько силен и неожидан для немцев, что они уже 4 декабря с утра, отказавшись от выхода на Можайское шоссе… поспешно отходили в исходное положение…»

(ЦАМО. Ф. 208. Оп. 2511. Д. 1475. Л. 93, 97).

Таким образом, практически впервые была успешно исполнена динамичная танковая контратака с десантом пехоты, в результате которой противник был разбит и отброшен на 25 км.


поделиться:
Мы в социальных сетях:

п.Молодёжный Наро-Фоминский район Московская область

Электронная почта: